16 декабря, 2017

Заметка об Эросе и Инициации

Этой заметкой я, наверное, обломаю кайф и разрушу иллюзии многим так называемым «практикам», обращающимся к работе с сексуальной энергией в рамках западной эзотерической традиции, да и юнгианства тоже, где понятием Анима и взаимодействием с ней называют и оправдывают всё что угодно. Тем не менее, эта тема настолько важна, а её правильное понимание необходимо настолько, что о ней невозможно молчать.

Я уже начал рассматривать её в своей статье посвящённой роману Майринка: «Ангел Западного Окна»: //bekaryukov.ru/2017/12/13/the-mystery-of-the-angel-of-the-west-window/ Здесь же мне хотелось бы продолжить эту тему и поговорить о понимании Эроса в её рамках.

Сейчас, в оккультной среде распространяется так называемая эротическая поэзия, которая, казалось бы, продолжает древнюю традицию. В том числе – традицию суфиев и Омара Хайяма. Но это только на первый взгляд. В сущности же, между этими явлениями существует огромная пропасть!

Дело в том, что для Хайяма использование сексуальной образности было не только необходимостью выразить опыт общения с духовной контрсексуальной фигурой, но и актом трансгрессии, выходом за пределы обыденности. Темы питья вина и вольного общения с женщинами, для его культурной среды были запретными, невозможными. Поэтому, они вызывали смятение и разрушение стереотипов, подобно дзенскому коану. Разумеется, в них отражался и личностный аспект общения с Анимой и духовного Пути посвящённого, но они могли быть выражены и тысячей других способов.

Буквализм и сексуальные сюжеты здесь были нужны для трансгрессии, как это было к примеру в случае с творчеством Алистера Кроули и многих других адептов Искусства.

Однако, в современном мире – этим никого уже не удивишь! Эти сюжеты не будут выводить «за», а лишь способны разжигать желание и похоть.

А будучи поняты буквально – вообще уведут в бездну. Хотя…, возможно туда и дорога тем, кто готов заблуждаться.

Подлинному искателю Духа следует чётко осознавать, что все эти стихотворения, типа:

Как в весеннем во саду,

Бабе мы е*ли п**ду,

Тут внезапно на лужок

Прибежал единорог…

Не будут иметь никакого отношения к духовной инициирующей поэзии. И никакое использование символики или отсылок к образам и практикам традиции здесь не поможет.

В современном изнаночном мире, трансгрессивным, будет являться наоборот то, что скрывает! То, что разжигает воображение, но не даёт сиюминутное удовлетворение здесь-и-сейчас. Достаточно вспомнить Беатриче и Данте, Абеляра и Эллоизу, рыцарские романы трубадуров и движение Fideli d’Amore.

Нам совершенно понятно, что они скрывают за своей образностью. Но, тем не менее – это сокрытие не было лишь данью времени или попыткой избежать наказания со стороны пуритански-настроенного общества (на самом деле, в обществе во все века творилось и не такое. Да и вообще – ему плевать, если никто не кинет клич «ату!», а в таком случае – не нужно и повода), это было ещё и частью инициатической аскезы. Жертвой, приносящей свой плод.

Новое же мышление, с его клиповостью, и неспособностью задерживать внимание долее 15 секунд, ещё более нуждается в чём то, что стимулировало бы дисциплину и определённую аскезу сознания, чем мышление тех времён. Возможность выдерживать ожидание, достроить образ с помощью воображения, иносказание и последовательность – вот в чём нуждается человек современного мира. Тем более тот, кто претендует на посвящение и интеграцию Анимы.

Поскольку мы помним, что Анима является принципиально Другим, более недоступным и непонятным чем Тень – без глубинной и напряжённой работы здесь не обойтись! Недаром в Новом Эоне Тайну Conjunctio более не освящает L.V.X., а скрывает N.O.X. И на этом Пути, самоограничение хоть и не является целью, но выступает средством. Ибо, формула «жертвы» уступила своё место новым инициатическим тайнам, но не потеряла полностью своего смысла.

Но что-то мы увлеклись метафизикой!

Так как же Эрос? А будет ли во всём этом Эрос – спросите вы?

И, таки да. Будет! Дело в том, что при столкновении с ней, Эросом является всё! Прикосновение, движение, жест, взгляд, голос. Всё пространство начинает искрить и пульсировать энергией, которая ощущается ярче чем при чтении даже самой детализированной сексуальной сцены. Для того, кто знает и, кто ощущает то, о чём я пишу, в полунамёке будет сказано гораздо больше, чем в самом откровенном рассказе. Поскольку Эрос – это связь. Всего со всем. Вплоть до полнейшего всеединства.

 

Меня нет, вздохнул звездный свет, бледный и дивный, и меня две.

Ибо я разделилась ради любви, дабы стал возможен союз.

Так устроен сей мир: боль разделения в нем – ничто, радость растворения – всё.

Liber AL I: 27-30.