13 ноября, 2017

Четвертое письмо Олегу Телемскому

Здравствуйте, Олег!

Читая и перечитывая это Ваше письмо, я тоже нахожу всё меньше точек расхождения между нами и в большинстве тезисов с Вами согласен!

Юнгианский язык для современного оккультиста – это именно то, что спасает его от множества опасностей и заблуждений. Однако, я не случайно использую здесь термин «оккультизм» вместо термина «эзотерика». Я хотел бы вернуться к разделению этих понятий, согласно которому эзотерика представляет внутреннюю «ядерную» мистическую традицию, в рамках внешней – экзотерической религии, а оккультизм – точно такую же традицию, но не имеющую внешней оболочки. И в таком ключе, юнгианство можно представить, как такую внешнюю оболочку, защищающую ядро традиции и самих практиков от иллюзий. И в этом плане – Юнг совершил подвиг.

Также, хочу сказать, что мне не остаётся ничего кроме как сожалеть о том, что эзотеризм в том виде, как я его знаю, оказывается мало известен и востребован. Читая работы российских авторов (не только юнгианцев), пишущих об эзотеризме или находящихся в этом дискурсе, я сталкиваюсь с рассмотрением христианства именно в западном варианте, со всеми его минусами и выхолащиванием духовной составляющей. Эти авторы не только обсуждают христианство известное им по работам западных учёных и исследователей, но и поднимают проблемы, которые нашей традиции никогда не были свойственны.

Да, безусловно, в православии, особенно в его массовом варианте, наблюдается «суровая русская хтонь», во всей её красе. Но, тем не менее, в нём пока ещё сохраняется ядро традиции! С одной стороны – забавно, а с другой стороны – грустно видеть, как юнгианцы восторгаются «догматом о Деве Марии», принятым в католицизме на Ватиканском соборе. Вроде бы они правы! Но для нас – это не сенсация. Православная церковь всегда почитала её как «чеснейшую Херувим, и славнейшую Серафим», т.е. располагала её выше всех ангельских чинов, максимально сближая по статусу с Богом.

То же самое касается и Софии. Когда мы перенимаем восторги западных исследователей относительно открытия «гностической Софии», мы абсолютно не замечаем, что в нашей традиции София почиталась всегда. И не только как реально жившая святая – мать Веры, Надежды и Любви, и не только как та, что известна нам по творениям Владимира Соловьёва!

Задолго до Соловьёва, в различных монастырях имелись иконы Софии – как Премудрости Божией. А одна из моих самых любимых икон – висящая у меня в кабинете – это икона Иисуса Христа, в Женском Софийном облике! И надо заметить – икона каноническая. И… никакой сенсации. Просто тихое развитие и сохранение традиции теми, кто в теме 😉 Теми, кто Знает!

Если западная традиция открыла Платона только в Эпоху Возрождения, то восточная – строила на его идеях свою теологию! Мы знаем, что Гермес и неоплатоники появились в христианской Eвропе только при Фичино, но забываем, что переводил он тексты с греческого языка – языка православной церкви. Да и привезены эти тексты были не откуда-нибудь, а из Византии!

Поэтому, хочу сказать, что я не призываю отказываться от юнгианских защит кантианского агностицизма и бросаться в омут чистого мифологического мышления. Однако, для меня роль этих защит играет не наследие Юнга, а традиция. Христианство – это не только мифология, но и теология, которая, по преимуществу, имеет мало общего с мифологическим мышлением!

Эта традиция обеспечивает мощнейшую «подушку безопасности». Она не лишает субъекта ответственности, даже если он встретился с Богом! Иаков не думал, что борется с чем-то внутренним, когда боролся с Ангелом. А Иона, убегая от Бога – также сохранял свою субъективность. Даже согласившись в итоге с его приказанием, он делал это, сохраняя себя и своё несогласие с заданием данным Им. Ну а тот факт, что православная аскетика советует молящемуся в случае, если к нему является ангел – игнорировать его и продолжать молиться – я уже упоминал. Максимальное внимание, которое ему можно уделить – это пригласить присоединиться к молитве и совершить её вместе.

Перекладывание ответственности – это не от традиции или подхода зависит. Это такая «слишком человеческая черта», которая встречается везде. «Не я взял, но жена, которую Ты дал мне дала мне этот плод!» Лучше всего, эти тенденции перекладывания ответственности описал Эрих Фромм в работе «Бегство от свободы».

У любой подлинной традиции есть свои механизмы различения того, что называется «прелестью» от опыта подлинного, а также уважение к сохранению субъектности. И если «архангел Гавриил» науськивает выткнуть глаз соседу, то это повод задуматься, а он ли это? Ибо «не всякому духу верьте, но испытывайте…».

Главный вопрос здесь в том, есть ли личность (Эго), которая может произвести это различение? И если человек – психотик, то ему не поможет в этом ни Юнг, ни традиция.

Однако, я прекрасно понимаю, что западный мир во времена Юнга – традиции почти лишился. Когда ты провозглашаешь Sola Fide – отвергая всё предание и наследие церкви, то в случае реального опыта, ты оказываешься перед ним беззащитным и тебе не на что опираться. И здесь, безусловно помогает Юнг!

Не стоит забывать, что современный оккультизм пришел к нам с Запада. Его адаптацией к нашей традиции практически никто не занимался. Просто перенимали то, что есть. И слава Богу, конечно, что с ним пришел и Юнг. Но от этого не менее грустно, что большинство остаются «западниками», полагая что то, что пришло оттуда – это прогрессивно и круто, а то, что мы имеем сами не удосуживаются даже рассмотреть…

Тем не менее, для меня, как человека, имеющего эти защитные механизмы внутри традиции, наследие Юнга в этом плане не столь критически важно. Наследие Юнга для меня важно именно в ключе психотерапии и психиатрии, где Юнг даёт много чего полезного, чего религиозная традиция не может дать. Я ратую за то, что науку от религии следует отделять. Иначе, как в «православной психологии», мы дойдем до того, что причина любого невроза и отклонения – это бесы. Вторжение религии в науку является не менее, а может даже более опасным, чем науки в религию.

Но есть в Вашем письме некоторые моменты, которые меня насторожили. Во-первых, я бы не стал полагаться так сильно на защитную функцию юнгианского дискурса, в примере случая женщины, одержимой идеей того, что с ней говорила Кали. Точно так же, можно действовать «по велению архетипа» так как он тоже не часть субъективной психики, а нечто внешнее. Для психотика нет разницы! Его беда в том, что для него (как в примере, приводимом Ханной Сигал) смычок для игры на скрипке и фаллос, это не разные объекты, один из которых символизирует другой – а объекты неотличимые! Я встречал нескольких людей, которые усвоили язык Юнга, но оставаясь в психозе – полагали что действуют по велению архетипов!

Второй момент, логично вытекает из первого. Введение в искушение «малых сих» зависит совсем не от терминологии, которой мы пользуемся. Думаю, из вышеизложенного это должно быть понятно.

Следует помнить о том, что тех, кто примыкает к традиции и, возможно даже проходит у нас обучение или как-то иначе взаимодействует с нами – защищает сама традиция. Мы играем здесь лишь опосредующую роль! Думать о себе большее – будет дерзновенно.

Однако мы не отвечаем за тех, кто, не причастившись традиции, пытается действовать так, как будто он её понял. Тут вспоминается евангельский пример, когда: «некоторые из скитающихся Иудейских заклинателей стали употреблять над имеющими злых духов имя Господа Иисуса, говоря: заклинаем вас Иисусом, Которого Павел проповедует». На что «злой дух сказал в ответ: Иисуса знаю, и Павел мне известен, а вы кто? И бросился на них человек, в котором был злой дух, и, одолев их, взял над ними такую силу, что они, нагие и избитые, выбежали из того дома» (Деян., 19:13-16).

Наши слова будут перетолковываться на тысячи раз. И мы не можем запретить дуракам творить глупости или понимать их превратно. Свобода воли – для всех. Если я с кем-то не согласен, или даже полагаю его сумасшедшим, то сложно понять, что он так же наделён частью божественной природы, как и я. Но, тем не менее: «Каждый мужчина и каждая женщина – звезда!»

В этом плане меня вдохновляет о. Александр Мень. Порой он говорил и писал такие вещи, которые в рамках православия многим казались соблазнительными и даже еретическими. И вот однажды к нему приехал один подвижник (кстати сказать из Барнаула). Запись их разговора осталась в архиве и выложена на сайте о. Александра. Так вот, этот человек среди прочего сообщил Меню о том, что его книги многих вводят в искушение и могут отвратить от церкви и спросил – не испытывает ли он за это угрызений совести. На что о. Александр ответил, что нет! Понять неверно можно всё что угодно. Но учитывая то количество людей, которые через его книги пришли к религии или хотя бы просто начали задумываться о чём-то вечном – не даёт ему остановиться и даёт надежду, что Бог простит его за то, что кого то невольно он ввёл в искушение.

Это вольный пересказ. Дословно я уже не помню. Но у этой истории интересная мораль! О. Александр Мень остаётся выдающимся деятелем церкви, а приезжавший к нему товарищ сейчас откололся от церкви и основал свою, достаточно строгую по послушанию секту и сам много лет уже смущает неокрепшие умы. «Проклятие мага» никто не отменял 😊

Здесь уже я цитирую Ваши писания, и хочу напомнить всем читающим отрывок из Книги Закона:

«Но есть сокрытые под масками слуги мои; может статься, тот нищий – Царь. Царь может выбрать себе облаченье, какое захочет; верных признаков нет; но нищий не может скрыть своей нищеты.

Будьте же бдительны! Любите всех, ибо вдруг среди них сокрыт Царь? Так говоришь ты? Глупец! Если он Царь, ты не сможешь ему повредить.

Так что бей жестко и грубо – и пусть они катятся в ад, о господин!» (Liber AL, III: 58-60).

Эта парадоксальная фраза отрезвляет нас и защищает от мысли, что есть некие «малые», над которыми мы возвышаемся и ввергнуть нас в идеологию фашизма и ощущение элитарного превосходства.

«Какие границы могут удержать от симуляции индивидуации субъектов которые не способны ни на что кроме симуляции?» – спрашиваете Вы. А я отвечу на это тем, что не считаю нужным удерживать их от этого! Если такой человек оказался у меня в психотерапевтическом кабинете – значит он сам жаждет освобождения от симулякров и часть его разумной души с этой симуляцией борется. Если же он к психотерапевту или иному специалисту не идёт, а продолжает играть – то не моя задача его спасать. В конце концов, Божий промысел нам воистину неизвестен! И может быть эта игра приведет его к чему-то нужному именно его душе….

Я сам пришел туда, куда я пришел через Теософию и Агни Йогу. Однако внутри меня всегда жил ориентир, который вёл меня туда, куда нужно и не позволил задержаться в этих учениях дольше необходимого, равно как и сойти с ума и начать тыкать вилкой неугодных мне персон, по приказу «Гавриила». 😊

Поэтому я не осуждаю эти пути, так как любым из них нас может вести Господь! Проблемы возникают тогда, когда мы лезем туда самовольно, без водительства Бога.

Психотики и пограничные, о которых Вы говорите – появляются не в результате того, что они попадают в эзотерическую или религиозную группу. Структура психики формируется в первые годы жизни и в последующем, практически остаётся неизменной. Попадание в «благоприятную» среду может лишь спровоцировать психоз, но не создать его.

Невротик же, даже получив травматичный опыт – переживёт его и станет сильнее. Его структуры восстановятся, даже при обрушении в психоз (что, например, может произойти при инициации и шаманской болезни).

Поэтому, наш долг – предупредить человека о том, что территория, на которую он ступает – опасна и результат его действий не предсказуем, но не более. Выбирая – человек принимает на себя и ответственность за возможные последствия выбора для своей души, психики и даже жизни.

Думаю, что Вы имели ввиду совсем другое. Но, считаю, что это важно проговорить для наших читателей, которые могли не задумываться о таких аспектах свободы.

И раз уж я упомянул о шаманской болезни, то пора поговорить и о третьем моменте, который меня насторожил в Вашем письме, равно как и в современном юнгианстве в целом. На мой взгляд, постулирование того, что некие сущности – не объективные сущности, а архетипы – наоборот создаёт бОльшую опасность, чем признание существование «духов» per se. И дело здесь всё в той же традиции, защиты которой мы в таком случае лишаемся! Поясню на конкретном примере.

Я сейчас смотрю на нашу психологию и временами недоумеваю… Появляются такие забавные штуки, типа «шаманских техник в психотерапии». К тому, что среди специалистов сейчас идёт упор на набирание как можно большего числа техник и забвение того факта, что лечат не техники – а душа, я уже привык. Однако, юнгианский подход, с обархетипливанием (не побоюсь этого неологизма) духовных сущностей, приводит к тому, что эти «техники» берутся совсем не оттуда, откуда их следовало бы брать!

Шаманские техники – уместны в руках Кама (Шамана), который был избран духами или другими шаманами и прошел нешуточную трансформацию. Он знает, что именно он делает и к чему. Он обладает именно эзотерическим знанием, которое рождается из личного опыта переживания.

Мы, наблюдатели со стороны, не имеющие посвящения в шаманы, можем лишь наблюдать и интерпретировать то, что видим. Помните, как было у Хёйзинги? Австралийский абориген прыгающий в маске кенгуру по мнению европейских исследователей играет в кенгуру. Для него же самого – он и есть кенгуру!

Психологи же, руководствуясь тезисом, о том, что в действиях шамана есть универсальные архетипические паттерны и ничего более, берут эти техники и используют, не представляя того, с чем на самом деле имеют дело!

В лучшем случае – ничего и не произойдет! (Я представляю, как должны смеяться в голос духи шамана, видя, как такой «психолог» прыгает с бубном, полагая что главное это не взаимодействие с ними, а некие «универсальные архетипические паттерны, техники»).

В худшем же случае – духи могут и явиться! И тогда, как в той песне Мартиэль: «вот мода прежде вызывать, потом не знать куда девать!» И это слава Богу, если никто не поймет, что произошло и посчитает это проявлением архетипа. Это неведение может защитить их, как того Дурака, из классической колоды Золотой Зари, который держит на поводке огромного волка, не подозревая о его опасности. А может это и не спасти… Могут ведь прийти и сказать: Шамана Ергена мы знаем, его тотемное животное тоже! А вы кто такие?

В сборниках гримуаров, издаваемых ОТО, часто приводятся рассказы о том, как люди экспериментировали с Гоэтией. Многих из них, мысли о том, что «духи не настоящие» или «это просто архетипы» – не спасли. Я читал и о летальных исходах.

Подобные же сведения приводят и христианские апологеты, пишущие тексты против восточных учений. Если их читать «по модулю», избавившись от идеологической окраски, то мы получаем свидетельства того, как человек практикующий йогу «чисто для здоровья» или «из любопытства» внезапно сталкивался с видением Шивы!

Вне традиции – это опасно. Игнорировать этот опыт или сводить только к внутрипсихическому – тоже! Ведь вполне вероятно, что это был Зов. То, что Кроули называет вИдением САХ. А если это так, то страх и бегство неподготовленного «неофита по неволе» может навсегда закрыть ему этот путь. Так как Зов может и не повториться или человек, так и не сможет отойти от полученной травмы – «примет православие» (в негативном смысле слова – как попытку спрятаться) или пойдет лечиться в психушку….

Поэтому, соглашаясь с Вами по большинству вопросов и выказывая подлинное уважение Юнгу и Вашей традиции, я остаюсь при своих задачах. Задачах рассказать о том, что может быть по-другому – что есть и другие традиции, которые обеспечивают механизмы воспроизведения гнозиса; а также при задаче реформировать современную психологию, которая мне – как практикующему психологу и теологу одновременно – мне кажется довольно некорректной, а временами и опасной.

Я согласен с тем, что психология должна взаимодействовать с религией и эзотерикой. Но она должна и ощущать свои границы, не вторгаясь на территорию одного и другого. Психолог может подготовить человека к трансцендентному переживанию, проработкой его бессознательного и «высветлением внутреннего взора», но уж точно не прыгать с бубном! Задача вести человека по духовному пути – это задача духовного Учителя.

В редких случаях – эти роли могут сочетаться (как в случае Юнга). Но всем подряд, подражать им не стоит! Даже я, причастный к обоим мирам, начинаю чётко осознавать эту границу только сейчас. И многие из моих клиентов, которым как я вижу нужна именно терапия – не догадываются о том, что я знаю что-то ещё. Я специально их вытаскиваю из этого шизо-языка эзотерики, которым они пользуются, на твёрдую почву обыденного «плоского» мира. Другие же – наоборот – плохо знают меня в роли психолога и могут не догадываться, что я сильно люблю Фрейда, потому что я говорю с ними на языке Кроули, Паламы или апостола Павла.

Соблазняю ли я людей тем, что имею то, что Кроули называл двойные мозги? И если да, то чья это проблема? Моя или соблазняющегося?

 

Другие статьи из рубрики «Открытая переписка»:

Отзыв на книгу Олега Телемского «На темной стороне Луны» 

Ответ Дане Ш. 

Третье письмо Олегу Телемскому

Отзыв на отзыв Олега Телемского